Есть люди, которые являются свидетелями самых значимых событий нашей страны. Рассказывать о них не только волнительно, приятно, но и почетно. Особенно в Год памяти и славы, которым объявлен наступивший 2020 год.

27 января исполнилось 99 лет Валентине Антоновне Баранец (в девичестве – Станицкая). Родилась Валентина Антоновна в 1921 году в Курской области. В 1937 году поступила в фельдшерско-акушерское училище г. Липецка Воронежской области, которое успешно закончила в июне 1940 года. С июля 1940 года по август 1941 года работала помощником санитарного врача по пищевой санитарии в липецкой Государственной санитарной инспекции. В сентябре 1941 года ее призвали в действующую армию на должность хирургической сестры в звании лейтенанта медицинской службы. В ту пору Валентине Антоновне было лишь двадцать лет.

До 1943 года эта хрупкая красивая девушка служила в липецком эвакогоспитале, который вывозил в тыл тяжелораненых, поступающих из полевых госпиталей.

В 1943 году Валентину Антоновну, как опытную, ответственную и очень внимательную медицинскую сестру, перевели в отдельную роту медицинского усиления (ОРМУ) в нейро-челюстное отделение, куда отбирались наиболее профессиональные специалисты. Отдельные роты медицинского усиления направлялись в распоряжение тех госпиталей, где штатный медицинский персонал не успевал обрабатывать раненых. А это происходило, прежде всего, во время масштабных наступлений наших армий. Причем срок деятельности ОРМУ распространялся на весь период этих сражений.

В составе ОРМУ Валентина Антоновна работала в госпиталях 1-го Украинского и 3-го Белорусского фронтов и является участником всех значимых военных операций, проводимых такими легендарными командующими как Г. Рокоссовский и Г. Жуков. Среди них Сталинградская и Орловско-Курская битвы, Висло-Одерская и Берлинская операции.

Валентина Антоновна принимала участие в освобождении Украины Белоруссии, Польши. Победу встретила в Берлине 2 мая 1945 года и оставила свой автограф на стенах Рейхстага. Награждена пятью боевыми наградами: «За боевые заслуги», «За оборону Сталинграда», «За освобождение Варшавы», «За победу над Германией», «За взятие Берлина». Является ветераном Великой Отечественной войны.

В октябре 1945 года Валентина Антоновна вышла замуж за капитана Владимира Ивановича Баранца. Эта прекрасная пара была сорок третьей по счету, зарегистрированной консульством СССР в Берлине.

В декабре 1946 года вместе с мужем приехала в Спасск-Дальний, где до 1987 года работала на различных медицинских должностях в железнодорожной поликлинике.

Пациенты знали Валентину Антоновну как очень внимательного и профессионального медицинского работника. Коллектив поликлиники – как чрезвычайно надежного и порядочного сотрудника и человека.

В послевоенные годы данью признательности за боевые заслуг стали более 15 юбилейных правительственных наград, в том числе полученных от руководства Белоруссии и Украины. Но самыми значимыми наградам стали орден «Великой Отечественной войны 2-й степени» и медаль Жукова.

Трудовые успехи Валентины Антоновны отмечены почетными грамотами и благодарностями руководства. Министерством путей сообщения и ЦК профсоюзов СССР Валентина Антоновна награждена нагрудным знаком «Ударник девятой пятилетки» и медалью «Ветеран труда».

Эта замечательная женщина стала вдохновителем книги «Боль моей памяти», написанной ее мужем, Владимиром Ивановичем Баранцом, отрывки из которой мы предлагаем вниманию наших читателей.

***

«Странную картину являл собой Берлин. Изуродованный, закопченный, пылающий, смердящий тленом, он весь был убелен флагами из кусков материи, простыней и полотенец. Все это свешивалось с балконов, окон и дверей. Столица рейха сдавалась на милость победителей.

Лишь только утихла стрельба, как тут же появились первые прохожие с белыми повязками на рукавах. Кто их научил этому – для нас осталось загадкой: в нашей стране во время оккупации подобных опознавательных знаков не носили, да и населенные пункты любых рангов не встречали завоевателей белыми флагами. Шли старые немцы и немки. Появлялись и дети. Шли с посудой, вероятно, по воду, а может быть и за чем-то другим. С опаской подходили, просили закурить и поесть.

Чуть позже, когда батальоны разместились во дворце кайзера и начали оборудовать помещения под жилье, в различных близлежащих местах появились походные кухни, и к ним потянулись очереди изголодавшихся жителей.

Отходчива русская натура. Чувствительная душа. Не прошло и нескольких часов после окончания жарких сражений с врагом, а мы уже будто и не воевали с немцами. Без злобы и неприязни вели разговоры с мирным населением, да и не питали больше ненависти к еще вчера бывшему заклятому противнику. Угощали вездесущих мальчишек и тех, кто осмеливался к нам подойти. Кто сахаром, кто хлебом или сухарями...»

***

«В честь разгрома Советской армией и Союзными войсками гитлеровской Германии на вечер 9-го мая был назначен праздничный банкет. Вечером же должен был состояться и первый Салют Победы.

Праздничный день прошел в подготовке к торжеству. Снова всё мели, скребли, чистили, драили, мыли. Стирались, мылись, брились, стриглись, гладились все, способные ходить. Наконец, ко времени гарнизонного развода, все дела были завершены, и подразделения, блистая идеальной чистотой и порядком, временно угомонились, занялись личным свободным временем. Невольное волнение исподволь все больше овладевало как рядовым, так и офицерским составом. Смешанное чувство тревоги и радости заполняло сердца. Все ждали чего-то неповторимого.

То, что началось с наступившими поздними сумерками 9-го мая не только трудно передать и описать, но и превзошло все ожидания. В 21 час густую темноту неба вдруг наполнил грохот праздничного салюта. Стреляло все: пистолеты, автоматы, винтовки, пулеметы, ракетницы, зенитные орудия. Яростно, как в недавних кровопролитных боях, не жалея боеприпасов, бушевал канонадой огромный искореженный Берлин и его пригороды.

Невообразимая, трудноописуемая какофония из трескотни стрелкового оружия и громыхания артиллерийских раскатов то нарастала, то затухала, волнами перекатываясь от одной окраины столицы к другой, с севера на юг, с востока на запад и обратно. Небо, исполосованное зарницами непрерывно вылетающих сотен и сотен ракет, расшитое сплошным бисером трассирующих пуль, вдруг вспыхивало яркой многоцветной россыпью букетов сигнальных фейерверковых сполохов от разрывов зенитных снарядов, и тогда вся видимая часть небосвода превращалась в непередаваемый по красоте и краскам волшебный шатер.

Казалось, не будет конца этому великолепному зрелищу. Похоже было, что вместе с салютом фронтовики в это погожее майское небо в одночасье выплеснули все то, что так долго, в течение всей Великой Отечественной войны, накапливалось в сердцах и думах. Здесь было все: и радость содеянного, и боль и печаль утрат, и многое из того, что было пережито, перечувствовано, преодолено и приобретено.

Вот и наступил мир, пусть не всеобщий и не везде.»

Материал и фото предоставлены Н. Ковтун.