Напала хандра — отправляйся в музей!

Вначале просто бродишь по залам, не в силах прогнать навязчивые мысли… Но постепенно начинаешь приглядываться к экспонатам: черепки, монеты, деревянные орудия труда. Следы быта людей, живших до нас. Какими они были, чем «дышали», к чему стремились? Вот так и наша цивилизация канет, и будут потомки homo sapiens разглядывать осколки времени и строить гипотезы. Размышления уносят от повседневности, задумываешься о вечном.

Атмосфера музея истории в микрорайоне Южная Лифляндия пропитана стариной и национальным эстонским колоритом. Здесь собраны экспонаты, свидетельствующие о жизни и быте переселенцев, совершивших марш-бросок из северной Европы, через всю Россию, от восточного побережья Балтийского моря до моря Японского.

Об этом этапе освоения эстонскими переселенцами бухт Уссурийского залива, об их жизни и быте ангел-хранитель музея Наталья Полякова может рассказывать часами, обнаруживая удивительную осведомленность и личную симпатию.

«Они были большими умельцами, — говорит Наталья Юрьевна, — строили баркасы, шаг за шагом пополняя свой первый парусный рыболовный флот. Использовали для этого столярные верстаки (один такой сохранился с тридцатых годов прошлого века, он представлен в музее). В отверстия верстака вставляли дополнительные инструменты и приспособления и получался станок, на котором гнули вымоченные влажные доски, придавая выгнутую форму обшивке кунгасов и вельботов. Шлюпки были хоть и небольшие, но крепкие и быстроходные. На них рыбачили, а продукцию сдавали во Владивосток».

Трудно поверить, но музейным работником (причём с большой буквы!) Наталья Юрьевна стала случайно. Получив высшее гуманитарное образование, некоторое время «искала себя», успела поработать в социальной сфере. Но душа искала чего-то особенного, своей «точки приложения». И она нашлась.

«Когда я впервые увидела музей в Южной Лифляндии, то сразу в него влюбилась, — признается Наталья. — Поднимаясь по лестнице, уже чувствовала, что это «мое», родное!».

Созданный в свое время рыболовецким колхозом «Новый Мир» народный музей Южной Лифляндии богат экспонатами, свидетельствующими о разных эпохах освоения нашего побережья. Тут можно встретить и янковскую культуру, и следы пребывания чжурчжэней. Уникальность музея, по словам Натальи, как раз в том и состоит, что здесь собраны экспонаты от каменного века до наших дней. Дух захватывает, когда узнаешь, что земля, по которой мы сегодня ходим, была облюбована древним человеком ещё три тысячи лет назад, во втором веке до нашей эры.

Кстати, Наталья, будучи человеком пытливым и любознательным, каждый год принимает участие в научных экспедициях, археологических раскопках на территории Приморья. О находках — своих и своих коллег из НИИ — может рассказывать часами. И посетители, заглянувшие в музей на 15 минут, «зависают» в нём часами, завороженные удивительными рассказами о жизни людей эпохи неолита и средневековья.

Гордость музея и его хозяйки — зал боевой и трудовой славы колхоза «Новый Мир». Сегодня уже, наверное, трудно представить, что когда-то это был колхоз-миллионер, слава о котором гремела на весь Советский Союз. Рыбаки «Нового Мира» давали стране сотни тонн рыбы и морепродуктов.

Будучи по своей природе судостроителями и мореходами, первые переселенцы из Эстонии с лихвой оправдали возложенную на них ещё царской Россией миссию — заселили и освоили неприветливые дальневосточные берега, наладили рыбный промысел, крепко взяли в свои руки отдаленные государственные рубежи. Усталу, Тебак, Микк, Вальтон — так непривычно для нас звучат сегодня их фамилии. А в самой Южной Лифляндии по сей день живут потомки этих отважных мореплавателей, многие из которых стали прославленными капитанами.

Есть в музее и напоминания о трагических страницах истории колхоза. Так, один из первых его председателей — Юган Ганслеп, при котором колхоз достиг небывалого рассвета, и которому был обязан своим названием «Новый Мир» (до этого он назывался «Лифляндец») — в 1938 году был арестован НКВД и отправлен на Колыму. Там он и скончался в 1941 году. В Южной Лифляндии Югану Ганслепу воздвигнут памятник, его имя носит одна из улиц посёлка.

Музейные экспонаты — это не просто отдельные предметы. Наше сознание устроено так, что требует систематизации, выстраивания причинно-следственных связей. То же и в музее. Углубившись в работу, Наталья Юрьевна стала приводить в порядок — систематизировать и архивировать — экспонаты, определяя каждому его место в сокровищнице музея. И оказалось, что это колоссальная работа, которая до нее практически не велась.

«Из-за этого было утеряно много ценного, — признаётся Наталья, — и восполнить утраченное уже невозможно, ведь каждая вещь была представлена в единственном экземпляре. Поэтому помимо экскурсионной работы, которая считается основной, я на протяжении десяти лет составляю паспорта на каждый музейный экспонат, описываю его в деталях, чтобы потом внести эти данные в электронную базу. В целом же моя мечта — создать каталог музея, в котором был бы отражён и описан каждый экспонат. Дело это трудоёмкое, требующее времени, внимания и усидчивости».

И всё-таки не могу не задать Наталье Юрьевне напоследок самый сакраментальный вопрос: не отживают ли музеи — в основном краеведческие, муниципальные — свой срок? Востребованы ли они людьми, молодёжью?

«Мне сложно однозначно ответить на этот вопрос, — признаётся моя собеседница. — В музей стремятся люди, имеющие базовые знания. Когда происходит наложение знаний на экспонат, это обогащает. Когда же знаний нет, то нет и интереса. Поэтому современные музеи стараются интегрировать в себе все возможные формы привлечения потенциальной аудитории, от театра, до арт-клуба.

Мы тоже стремимся использовать нестандартные форматы, такие, как тематические экспозиции и театрализованные постановки, привлекаем к участию школьников. Дети вообще — очень благодарная аудитория, они с удовольствием включаются в мероприятия, требующие самовыражения.

В прошлом году у нас очень успешно прошла Ночь музея, её посетило более двухсот человек. Это была театрализованная постановка, каждый участник выполнял свою тематическую роль: мальчик в военной гимнастёрке читал стихи от первого лица, девочка в костюме чжурчжэней танцевала. Другая, в эстонском костюме, рассказывала о том, как традиционно знакомились молодые люди, как завязывались их отношения… На четыре часа все залы ожили, вместо привычной тишины, они заговорили и запели голосами детей. Гости были в восторге! Думаю, что за такими формами популяризации музейных ценностей — будущее, и мы будем их развивать и совершенствовать».

По музейным залам путешествовала

Елена Бодосова.

Фото автора.